Бесплатные мини-курсы

  

БиоКоррекция для всех | Введение в Проект Заповедник

Бесплатный мастер-класс

   

Коррекция рассогласований

История о роковой цыганке и наивной влюбленной девушке

Эту историю прислала Елена Жиленкова вдогонку к моей публикации "Менталисты-аферисты". 

Елена пишет: "Когда я читала про сардара – то и вспомнила свою историю. Сценарий – один в один. Причем со стороны все выглядит ужасно глупо. А когда ты внутри этой ситуации – невольно поддаешься их влиянию. И все как будто делаешь осознанно и сама. А потом – стыдно кому-то признаться, что попался на такой ерунде".

Считаю, что важно опубликовать этот и подобные рассказы, чтобы другие люди не попадались в такие ловушки. 

Однако помните, что не всё так плохо. Как и во всех других профессиях, есть талантливые специалисты, хорошие специалисты, плохие специалисты и мошенники. Запрещать сферу метафизических услуг вообще — это вместе с водой выплескивать и ребенка.

Самое главное, на что следует обращать внимание при выборе специалиста, — это принадлежность его к Свету или к тьме. Если вы — от Света (а большинство читателей моего сайта принадлежат к Свету), выбирайте специалистов от Света. Это поможет вам избежать неприятностей.


История о роковой цыганке и наивной влюбленной девушке

(Автор - Елена Жиленкова, май 2017 г.)

Это произошло очень давно, но до сих пор я никогда никому об этом не рассказывала. Сначала – из чувства страха, в дальнейшем, когда поняла, что меня обманули, – из нежелания показаться глупой и наивной.  

Мне было тогда 17 лет. По правде говоря, я и была, наверно, глупой и наивной в определенном смысле. Моя семья тогда только вернулась в Россию (тогда – в СССР) из Китая, где мои родители работали в посольстве в течение шести лет. Детство прошло в тепличных условиях. Посольство – это большая, комфортная деревня, где все друг друга знают, круг общения объективно предопределен и безопасен. Высокие каменные стены посольства и строгий режим надежно защищали от внешнего мира, но сильно ограничивали мою свободу и любознательность. Выход в город был возможен только в сопровождении родителей, а это скучно.

Поэтому, вернувшись в родную Москву, я была захвачена сладостным, пьянящим чувством свободы, как будто после многих лет, проведенных в пещере, я вдруг вышла на бескрайнее поле, полное жизни, запахов, приключений. Я наслаждалась новыми знакомствами, встречами, романтическими приключениями.

Но проявилась и оборотная сторона такой «свободной» жизни – я не была готова (в силу своей наивности) к мужскому вниманию очень конкретной направленности. Меня это смущало, но не пугало – вера в то, что мир прекрасен и люди в нем все замечательные, была сильнее моего смущения от сексуального интереса ко мне со стороны некоторых мужчин. Все-таки Бог меня хранил!

Тогда же в моей жизни появился молодой человек, отношениями с которым я очень дорожила. Я влюбилась.

И вот с таким эмоциональным флёром я как-то шла, весело и беззаботно, по скверу в центре Москвы с определенной целью – купить себе приличные туфли. Мама выделила мне на эту покупку серьезную сумму денег и хотела поехать вместе со мной, но я, естественно, взяв деньги, от сопровождения отказалась. Для тех, кто не застал те «счастливые брежневские времена», скажу, что хорошие (импортные!) туфли тогда тянули на треть месячной зарплаты.

Ко мне подошла невысокая худая женщина цыганской наружности и попыталась со мной заговорить. Она сказала, что меня ждет большая любовь и счастье, но есть силы и обстоятельства, которые могут этому помешать. Я продолжала идти своей дорогой, не обращая на нее внимания. Она продолжала идти рядом со мной и что-то говорила (я уже не помню что, я не сильно-то и прислушивалась). Чтобы избавиться от нее, я сказала, что не верю цыганским предсказаниям и тем более не дам денег за это. Она изобразила на своем лице что-то типа изумления и обиды и сказала, что ей вовсе не нужны от меня деньги. Она не зарабатывает деньги гаданием и она вовсе не цыганка, а ассирийка, представительница древнего рода, их на земле осталось очень мало. Она подошла ко мне не ради денег, а потому, что «ей сказали, что меня нужно предупредить».

Я остановилась. Счастья и любви хотелось, тем более бесплатно. «Ладно, говори, – согласилась я, – что там у меня за препятствие на пути к моему счастью». Цыганка-ассирийка сказала, что здесь говорить нельзя, это «плохое» место, намекала на то, что здесь ей могут помешать выполнить ее высокую миссию добра. Мы отошли от дороги в глубь сквера и сели на скамейку, окруженную деревьями и кустами.

Я уже не помню всего, что она мне говорила. Но говорила она очень много. О своем исключительном роде, в котором все обладают особым даром, передающимся по наследству; о том, что ее обижает, когда ее путают с цыганкой, потому что все цыгане – мошенники и обманывают людей, а она не такая. Ее народ – очень древний и очень гордый. Вот она увидела меня – и ей там кто-то внутри сказал, что эту девушку нужно обязательно предупредить, потому что душа у нее прекрасная, добрая и светлая, но ей могут помешать «темные силы», но она готова мне помочь совершенно бескорыстно. А чтобы помощь была действенной, нужно положить ей на ладонь денюжку.

В моих глазах – удивление. В ответ: «Нет-нет, это не плата. Любая монетка из твоих рук. Это нужно, чтобы «считать» информацию о тебе. Чисто символическая любая монетка. Но можно и кольцо или цепочку – но только из чистого золота». Я предпочла монетку.

Она взяла мою руку и стала читать по ладони. Дословно я, конечно, уже ничего не помню. Но она меня заинтересовала. Я стала внимательно ее слушать. На самом интересном месте она остановилась и сказала, что ей закрывают информацию.

Мое любопытство было на пределе, я хотела продолжения. Тогда она сказала, что для того, чтобы убрать препятствие, нужно положить на руку бумажную купюру. Я достала из кошелька рубль – таинство возобновилось. Мой интерес к происходящему был на пике. Я искренне прониклась к этой доброй женщине, которая согласилась мне бескорыстно помочь стать счастливой и любимой. Но информацию обо мне время от времени «кто-то закрывал», и для ее «открытия» на руку цыганке снова и снова клались бумажные купюры с возрастающим достоинством.

Она «читала» меня довольно легко, пересказывая мне же все мои чувства, эмоции и ощущения. Я поверила в ее исключительный дар и была уже счастлива этой встрече. Ведь она говорила правду! Она сказала, что большинство мужчин смотрят на меня с вожделением, а я просто создана для высокой большой любви. (О, это действительно так! – думала 17-летняя девочка.) Да, она видит того единственного, который мне предназначен (О да, думала я, вспоминая о своем молодом человеке. Это он!)

«Но, – сказала «ассирийка», – есть серьезное препятствие, очень сильное. Ваши отношения могут оборваться. Есть женщина, которая будет этому препятствовать и делать все, чтобы разрушить вашу любовь (дальше шло описание какой-то таинственной взрослой женщины). Для того чтобы нейтрализовать ее влияние, нужен сильный и очень сложный ритуал. Я могла бы это сделать – но необходимо твое согласие».

Я была согласна. Я была очень-очень согласна! «Ассирийка» изобразила серьезную озабоченность: «темное» влияние очень сильное, его очень сложно убрать. Она сильно рискует. Очень сильно. Противостоять такому влиянию очень трудно, оно может разрушить всю жизнь.

Я очень не хотела, чтобы моя жизнь была разрушена. Я очень не хотела, чтобы мои отношения с молодым человеком – такие светлые, радостные, желанные – разбили какие-то непонятные «темные силы». Я обратилась к своей случайной «спасительнице» за помощью. Тогда она сказала, что готова совершить особый ритуал, для того чтобы убрать влияние «темных сил» и для того чтобы мой молодой человек остался бы навсегда со мной, причем он всю жизнь будет любить только меня одну и никогда – другую женщину. И даже больше: и я буду любить всегда только его и никого другого.

Для этого ей нужна большая сумма денег, очень большая – ведь влияние очень сильное. Нет, лично ей мои деньги не нужны – она их сожжёт через несколько дней (!!!) после совершения ритуала. Я не помню, чем она обосновала необходимость хранения у себя моих денег несколько дней – но она меня убедила. Такой суммы, которую она назвала, у меня не было, и я ей сказала, сколько у меня было. Она с пониманием к этому отнеслась и даже согласилась потратить свое время, чтобы поехать ко мне домой и взять недостающую сумму. В моей голове визуализировался образ родителей со строгими лицами, и я категорически от этой идеи отказалась. При этом испытывала сильное огорчение: были бы у меня тогда свои деньги – не раздумывая отдала бы.

Цыганка-ассирийка впала в глубокое раздумье. Еще раз переспросила, какой суммой я располагаю. В конце концов, согласилась. Но только исключительно потому, что ей самой, как она сказала, очень хотелось мне помочь.

Прямо там же, на скрытой от любопытных глаз кустами и деревьями скамейке в сквере, она совершила какое-то таинственное действо с прядью моих волос. Какое-то время над ними колдовала, произнося непонятную абракадабру. Потом завернула прядь моих волос в клочок бумаги, отдала их мне и проинструктировала, что я должна с ними сделать. Я уже не помню, что конкретно, но, видимо, в определенный час сжечь этот сверток с какими-то словами. Да, и в этот же час она должна была бы сжечь мои деньги! Вспомнила! (Задним умом уже понимаю: очень умно!)

И было еще одно условие: во благо моего счастья и моей нерушимой любви я никому ни при каких обстоятельствах не должна была рассказывать об этой встрече. Мое молчание – залог моего счастья. На том и разошлись.

Вернувшись домой без покупки, я сказала родителям, что деньги у меня украли. (Опустим в этом рассказе подробности воспитательной реакции родителей и их разочарование.)

Свою тайну я хранила до настоящего момента. Я в нее много лет верила. Тот молодой человек стал моим мужем. Но любви на всю жизнь не получилось. Через 10 лет не вполне счастливой жизни мы развелись, больно и мучительно для обоих. И я еще долго вспоминала о том, что цыганка сказала мне тогда в сквере. Мне не было жалко тех денег (возможно, потому что они были заработаны не мной – не знаю). Но я много лет еще жила в страхе от того, что мой бывший муж – это единственный мужчина, который меня любит и что у меня не будет другой возможности стать счастливой. В какой-то мере та цыганка оказалась права. Инициатором развода была я, потому что наши отношения в определенный момент стали тяготить меня, как те каменные стены посольства, за пределы которых нельзя было выходить. Моя дочь говорит, что он до сих пор меня любит. У нас обоих сейчас другие семьи, но вот я до сих пор помню ту дурацкую историю, в которую я по наивности своей вляпалась.

Вход